12:25 

Т1-14

AoKaga Kink Fest
Т1-14. Аомине/Кагами. Наивный и невинный Кагами привык к американской раскованной манере поведения и сам не понимает, что своим поведением постоянно провоцирует Аомине. Однажды тот не выдерживает... Непонимание со стороны Кагами. Желателен ХЭ.

@темы: 1 тур

URL
Комментарии
2013-03-10 в 14:44 

2 052 слова

В первый раз выдержка Аомине подверглась испытанию, когда на какой-то вечеринке на нём повис пьяный вдрызг Кагами и начал рассказывать ему что-то прямо в ухо. Вечеринка проходила по случаю очередного и ожидаемого выигрыша футбольного клуба… В общем, какого-то футбольного клуба в чемпионате… Каком-то чемпионате. На посещении вечеринки настояла Момои, напирая на то, что там можно с кем-то познакомиться. Она и знакомилась, а Аомине, которому и вечеринка, и клуб, и чемпионат были глубоко до звезды, пользовался случаем на халяву поесть и выпить. Кагами, очевидно, тоже: от предложения пойти за свой стол, пока вежливого, он отказался. От предложения выйти и «поговорить» - тон Аомине, которому столь фамильярное отношение претило, не оставлял сомнений в сути «разговора» - тоже, и наконец-то снял руку с его плеча и ушёл в толпу и полумрак. А Аомине от неожиданности протрезвел и остался думать, что же это было.
Кагами потом подошёл, извинился, и при этом так проникновенно тряс руку бывшего соперника и так отчётливо щурился даже от неяркого солнечного света, что Аомине повторно остался в полном недоумении. Что же это всё-таки было?
Очевидным оставалось лишь одно: что бы они ни творили на площадке, вне её Аомине оставался для Кагами лишь товарищем и сильным соигроком, но отнюдь не объектом ненависти или вообще каких бы то ни было неприятных чувств. Логично, в общем-то. Аомине эта линия поведения нравилась.
Товарищем, впрочем, Кагами ему теперь был даже больше, чем когда бы то ни было. Это выяснилось довольно быстро: бывшие асы Сейрин и Тоо выбрали для поступления один и тот же университет, сравнительно небольшой, но представляющий гранты спортсменам и имеющий неплохие футбольную и баскетбольную команды. Момои пищала от восторга, разглядывая спортсменов старших курсов, и довольно быстро заняла привычное положение в команде. Аомине вошёл в стартовый состав, Кагами пока оставили в запасе: тренер хотел к нему присмотреться, прежде чем выпускать на площадку.
Естественно, Кагами не был от этого в восторге, но играть он, зараза, от этого хуже не стал. Напротив: задерживался после тренировок и скакал с мячом в зале до посинения.
Не то, чтобы Аомине это волновало… Но было любопытно. Кагами не стал противиться компании. Без Тецу он тоже мог многое показать, и это было по меньшей мере занятно.
Следить за ним вообще было занятно. Возникало ощущение, что, выпустившись из школы, хороший мальчик Кагами Тайга ушёл в отрыв, и даже если в школе Кагами и не был таким уж примерным, то сейчас тормоза у него сорвало окончательно. Лёгкость и скорость, с которой Кагами влился в толпу заядлых тусовщиков, изумляла, и отличался от них Кагами только в двух пунктах: он не стал ни на йоту хуже как игрок и он не оставался в этой толпе во время занятий.
Сначала Аомине думал, что в Кагами неожиданно проснулась робость перед новым миром и поэтому он держится поближе к знакомому: к нему и к баскетболу. Потом – что Кагами лично надо что-то от него. Потом вообще не знал, что думать.
Кагами тренировался с ним, и это было весело и не настолько легко, чтобы Аомине потерял интерес. Кагами был с ним рядом на занятиях; вернее, Кагами дрых с ним рядом на занятиях. Выловленный и подвергнутый допросу Тецу сказал, что для него это нормально, и с оценками у Кагами были большие проблемы вплоть до самого выпуска, но осадок удивления всё равно остался. Когда Кагами не спал, он был шумным, ярким, занимал много места и на него невозможно было не обращать внимания. И он имел отвратительную привычку обнимать, виснуть на плечах и вообще всячески вторгаться в зону личного пространства.
Привычка Кагами хлопать всех вокруг по плечам – это ещё ничего. Но он стоял близко, без стеснения прижимался к спине, заглядывая через плечо, смотрел прямо в глаза, хмурясь, но не отводя взгляда.
К тому, что его стакан в конце концов становился стаканом Кагами, Аомине и вовсе привык уже после третьей весёлой студенческой попойки.
Это всё… Настораживало? Неверное слово. Подстёгивало? Будоражило? Было непривычно? Требовало реакции? Кагами, казалось, не особенно ждал её, но его жесты, его попытки в толпе прижаться плечом к плечу, слишком близкий даже для баскетбола контакт – да, пожалуй, это требовало реакции.
И всё-таки – да, пожалуй, это настораживало.
Это навевало на размышления.
Размышления выходили печальными. Если Кагами не понимает, что он делает – он придурок. Если понимает – вдвойне придурок. Впрочем, это не отменяло того, что к концу третьего месяца совместной учёбы Аомине, всегда считавший себя полным и окончательным натуралом, уже не мог отвязаться от эротической фантазии вполне определённого характера и с определенным человеком в главной роли. В этой фантазии Кагами заканчивал все намеченные движения и вообще вёл себя пошло и вызывающе. То есть – чуть более раскованно, пошло и вызывающе, чем он и так себя вёл.
Держать себя в руках было тяжело, и тренер несколько раз уже просил его слегка поумерить пыл на тренировках: Аомине опять забивал собой остальных игроков, не прикладывая даже особенных усилий для этого. Когда первый состав играл против второго, на него всегда выходил Кагами: при всём опыте семпаев и прочих равных, он один мог выдержать нужный темп. Так напряжение всё-таки удавалось сбрасывать.
Ровно до того момента, как Кагами, всё ещё остающийся вместе с бывшим соперником покидать мяч после тренировки, не возвращался из душа, сверкая полуобнаженным телом.
Третью подряд победу в дружеских матчах вся команда, включая запасных игроков, отмечала на горячих источниках. Кагами остался верен себе и пил вместе с семпаями, куда более поднаторевшими в непростом деле поглощения алкоголя, и в конце концов его опять развезло. Аомине пьянку проигнорировал, предпочёл отмачиваться в источнике. Обеспокоенная Момои крутилась рядом по мере сил, и слова о мифической усталости беспокоили её ещё больше, но допытываться девушка не стала: ускакала куда-то по своим таинственным менеджерским делам, которые настигли её даже здесь.
Спали – кто где смог, более-менее равномерно расположившись в отданных команде комнатах отеля. Аомине счёл знаком судьбы тот факт, что они с Кагами оказались в комнате вдвоём. Да уж, Мидориме бы понравилась такая вера в судьбу…
Распаренное, расслабленное и пока ещё достаточно бодрое тело не нуждалось в дополнительных импульсах извне и реагировало даже на воспоминания о поведении Кагами раньше. Почему-то не всплывало в памяти ни единого случая, когда бывший игрок Сейрин вёл себя так с кем-то ещё, и это рушило и без того слабое намерение не реагировать на его провокации.
Сейчас Кагами лежал на спине, и полы юката разошлись, обнажая грудь, колени и голени. Судя по мерному сопению, он успел заснуть. Аомине уже почти заставил себя пройти мимо и лечь на свой футон, когда Кагами поёжился, приоткрыл глаза и сонно улыбнулся, заводя руки за голову и потягиваясь.
Удержался бы только инвалид.
- Хмф… Аомине, какого хрена?!
Если бы его не спихнули недвусмысленно с напрягшегося тела, Аомине бы и не подумал остановиться. Так - пришлось.
- Какого. Хрена?! – Кагами трезвел на глазах.
- Хорош ломаться, - Аомине подтянулся на руках, снова нависая над рыжим пьяным недоразумением. – Что тебе не так?
Кагами упёрся кулаками ему в грудь, не давая наклониться. Не помогло. Давление рук Аомине преодолевал даже с некоторым удовольствием.
Кагами снова замычал в поцелуй, завозился, пытаясь оттолкнуть…
Что ж, удар в челюсть был весьма доходчивым «нет», которое игнорировать уже не получалось.
- Какого хрена?! – качественно проспиртованное за время пребывания на источниках тело не позволило Кагами подняться рывком, но в конце концов он сумел встать. - Я спрашиваю, что это было и какого хрена?!
- Что тебе не нравится-то? – Аомине ухмыльнулся, потирая челюсть. Хороший удар.
Кагами смотрел на него неприродно широкими глазами и только глотал воздух, пытаясь, очевидно, что-то всё-таки сказать.
- Всё! – наконец, определился он. – Я не гей!
- Да ладно?!
- Да с чего ты вообще..?! Хмф! – на этот раз вывернуться у поганца получилось не сразу, и он тут же принялся остервенело тереть губы. – Да отстань ты от меня, ты взбесился, что ли?
- А что тогда ты хочешь от меня четыре месяца?! – не выдержал Аомине. Внутри тёмной волной поднималась злость, не имеющая совершенно ничего общего с привычным спортивным азартом.
- Да ничего я от тебя не хочу! Я просто… - Кагами осёкся, взгляд его потерял сфокусированность. – Я не знаю, я просто…
- Ясно, - стало противно. – Просто не думал.
На редкость мерзкое ощущение.
- Тогда включи свои мозги, Кагами, - Аомине потряхивало от злости и – обиды? Да ну его к чёрту, тупость какая-то. Просто злости. – И заканчивай пить, не просыхая.
Кагами не ответил: поднявший его на ноги заряд гнева оказался недолговечным источником энергии, его уже вело. Ограничившись кивком, рыжий дошёл до своего футона и чуть не упал на него плашмя с высоты своего роста. Аомине успел поймать и хотя бы не дать ему расшибить себе затылок: Кагами, кажется, отключился на ходу.
Честно говоря, очень хотелось всё-таки не сделать этого движения и дать этому идиоту раскованному со всей дури, коей в нём, похоже, хоть ложкой ешь, влюбиться головой в пол. Может, поумнел бы и перестал руки распускать.
…Всё-таки обиды. Непривычное ощущение. Уже лет пятнадцать как непривычное, с тех прекрасных времён, как маленький Дайки получил лопаткой по лбу от соседа по песочнице. Сейчас, конечно, не лопаткой и не по лбу, но если бы этот придурок вёл себя хоть немного менее развязно…
Холодный душ позволил взять себя в руки и слегка привести мысли в порядок, и Кагами, лежащий на животе и обнимающий подушку, уже не вызывал таких ярких эмоций. Ну лежит. Ну изогнулся, присогнув одно колено. Ну сопит. Ну…
Ну его к чёрту!

URL
2013-03-10 в 14:44 

Аомине лёг и уже почти сумел уснуть, когда к слегка опухшей челюсти прикоснулись.
- Болит? – склонившийся над ним Кагами хмурился больше обычного, привычно дышал алкогольными парами и был совсем не привычно тих.
- Да. Нет. Иди нахрен, Кагами, проспись.
- Я трезв.
- Да что ты говоришь! – Аомине зло рванул одеяло в сторону, накрывая Кагами. Поднялся. Кагами оторопело моргал, сидя на полу и даже не пытаясь выпутаться из одеяла. – Хватит. Спи.
Достало.
То, что Кагами поплёлся за ним на улицу, выяснилось не сразу: Аомине успел навернуть пару кругов вокруг онсэна и несколько раз пожалеть, что мяча ему здесь не достать, а срываться домой – себе дороже. Проще было вытерпеть ночь здесь, чем нравоучения от Момои на тему отъезда.
- Да что тебе надо? – теперь Аомине чувствовал лишь усталость. Рыжий паразит то ли всё ещё не отдавал себе отчёта в своих действиях, то ли не проникся серьёзностью ситуации, то ли продолжал провоцировать уже намеренно - появление его из тени можно было расценивать как угодно.
- Извиниться хочу, - мрачно отозвался Кагами и принялся потирать шею, глядя куда-то в сторону. Юката он поправил, но это мало чем помогло.
- Забей. Забыли. Иди и спи.
- Дайки, слушай…
С каких пор «Дайки»-то?!
- Кагами.
Он смотрел упрямо и всё так же мрачно, и, чёрт бы его побрал, возбуждал. Если бы не сила удара, если бы им не играть ещё в одной команде, из которой и самому не уйти, и его не выставить… Наплевать бы на всё и не столбик низкого ограждения сжимать в пальцах, а его руки. И не руки. Не только руки.
- Иди отсюда.
Сработало бы с кем угодно из старой команды, обеих старых команд, и с кем угодно из приятелей – кроме него. И тут отличился. Кагами не только не ушёл, он подошёл ближе. Опять посмотрел так, что душной волной прошло по телу возбуждение пополам с бешенством: какого чёрта он это делает, он что, вправду не понимает, что он творит и чем это чревато?!
- В последний раз. Иди отсюда.
Такое великодушие Аомине было, мягко говоря, не свойственно, а скотина Кагами этого не ценил. Совершенно. Иначе бы не стоял здесь.
- Извинения приняты! – рявкнул Аомине, наконец, плечом отпихивая живое искушение, – от желания скрутило живот. Придётся потратить время на то, чтобы переключиться с вожделения хотя бы на что-нибудь менее интенсивное.
И снова не удалось удержаться, когда Кагами поймал его за руку: не слушая невнятные повторные извинения, Аомине рванул бывшего соперника на себя и впился в губы поцелуем.
На этот раз Кагами ответил, причём с таким пылом, что заподозрить в этом поцелуе извинение не получалось совершенно. И он был горячим и твёрдым, нахальным, пытался перехватить инициативу - и ни на секунду не всплывала мысль о том, что с девушкой лучше. С девушкой – привычнее. А лучше с ним, с Кагами. Хотя непривычно, от этого никуда не денешься.
- Круто, - выдохнул, наконец, он, уперевшись лбом в лоб. Аомине подавил желание самодовольно ухмыльнуться и только хмыкнул. Ярость схлынула где-то во время поцелуя, а вот желание, будучи исполненным, не ушло. Теперь хотелось большего.
Кагами ссутулился немного, выгнулся под скользнувшую по спине ладонь, прикрыл глаза.
- Мне нравится, - после паузы решил он, и тяжёлая горячая ладонь улеглась Аомине на бок. – Попробуем дальше?
Наказание рыжее, и что с ним делать…
Вердикт внутреннего голоса был однозначен: «Валить и трахать». И Аомине собирался в скорейшем времени этому совету последовать.

~end?

URL
2013-03-10 в 17:00 

~end?
а может все-таки нет? х)

Лучи любви, автор *_*

URL
2013-03-10 в 17:55 

~end?
Нетнетнет, продолжения! *_* автор, дорогой, пишите дальше!

URL
2013-03-10 в 18:50 

1) автор исполнения как-то странно понимает слово "раскованность"
2) логика, ты где?
3) избавьте меня от продолжения этой чуши

URL
2013-03-10 в 19:00 

Гость 3, а я не согласен. Да, поведение Кагами не совсем логично, но чушью это никак нельзя назвать. Чушь - это: "Я, Кагами Тайга, увидел ее и влюбился по уши".:facepalm:

URL
2013-03-10 в 19:37 

вот читал-читал, а так и не понял, хорошее было исполнение или не очень. у вас, автор, есть очень вкусные места (вроде - Дайки, слушай… С каких пор «Дайки»-то?! ), а есть откровенно провисающие, и раскрытие заявки, увы, относится скорее ко второму (слишком много пьяных обоснуев, слишком). но, в любом случае, спасибо за исполнение.

з.

URL
2013-03-11 в 13:18 

Какое нахрен "проспиртованное тело"? Им алкоголь еще никто не продаст на первом курсе университета. Тем более выезд с командой - тренер головы за нарушение режима поотрывает.

URL
2013-03-11 в 15:21 

Господа (дамы) гости 1 и 2, продолжения не будет) Но за лучи любви спасибо, правда.

Заказчик, спасибо вам за то, что нашли хорошие моменты)
Критика справедлива, автор проникся. Очень надеюсь, что эту заявку смогут исполнить и более достойным образом.

раскаявшись, А.

URL
   

AoKaga Kink Fest

главная